МЕНЮ

Демократия в обмен на экономику

Демократия в обмен на экономику
3405| 0

На дискуссионном  семинаре в  итальянском университете в Лондоне - «Luiss» с докладами о будущем стран южной Европы выступили Брендан Симмс из Кембриджского университета (автор превосходной книги "Борьба за господство в Европе"), Поль Де Гроф из LSE (автор весьма познавательной работы о хрупкости еврозоны в 2011 году), Мартин Вулф, обозреватель FT и Марчелло Мессори из самого университета Luiss. В ходе семинара среди участников разгорелась острая дискуссия относительно зависимости стабильности экономики от демократических принципов на которых строится европейская политика, в том числе и в экономическом секторе.

Вольф утверждал, что еврозона было ошибкой с самого начала, по известным на то причинам – валютный союз требует равным образом создание и фискального и политического союза. Евро пользовался преимуществом, особенно у французов по той причине, что являлся способом ограничения силы немецкой марки; за 25 лет управления курсами (EMS, ERM) Францию преследовали неоднократные унижения, так как правительства были вынуждены выбирать между ужесточением валютной политики и досадной девальвацией. Но принятие евро только усугубили ситуацию, тем более, что Германия была вынуждена следовать послевоенной политике, стремясь к сильному производственному сектору и положительному сальдо торгового баланса. Без пути отступления от девальвации, другие страны ЕС были заложниками немецкой экономической политики.

Дисбалансы, в конце концов, выстроились систему, а затем повергли в кризис 2007-2008; ответ от властей был неадекватным, мягко говоря. ЕЦБ не в состоянии достичь целевых показателей инфляции или роста денежных запасов; прямые денежные операции ЕЦБ (Outright Monetary Transactions) (план Драги сделать "все возможное ", чтобы спасти евро), возможно, обманули рынки, но никогда бы не подействовали в реальности. Короче говоря, нынешняя система не является ни рыбой, ни мясом и гарантирует стагнацию; либо страны должны завершить полный процесс формирования союза (что по его мнению маловероятно), либо он распадется.

Профессор Симмс, как историк, чувствует, что ЕС имеет много сходств со старой Священной Римской империей, лоскутное государство с таким разделением власти, было очень слабым в удовлетворении внутренних или внешних угроз. Германия является жизненно важной составляющей для этого проекта (как это было для всей европейской истории), но достигла того этапа, когда "проклята, если делает, и проклята, если не делает", осуждена за непринятие достаточного количества мер, чтобы спасти еврозону и осуждена за то, что слишком авторитарна, когда пытается взять на себя ответственность.

Профессор Мессори сосредоточен на плане банковских залоговых модулей, который он считал ошибочным. Власти, по понятным причинам не хотят, чтобы налогоплательщики выручали бедствующие банки. Кредиторы частного сектора должны будут принять удар в первую очередь, конечно так же это коснется акционеров, но потом и держатели облигаций. Проблема в этом подходе заключается в том, что он делает банковские облигации гораздо более рискованными, и поэтому более дорогими для выдачи. Но некоторые банки, в том числе в Италии, испытывают недостаток финансирования, их кредиты не полностью покрываются за счет депозитов. В прошлом облигации заполнили бы этот пробел. Но если облигации слишком дорогие, банки будут реагировать на сокращение своих балансов, тем самым навязывая полупостоянное кредитной давление на экономики их стран.

Наконец, профессор Де Гроф был также довольно пренебрежителен к политике еврозоны, заявив, что углубление в жесткость экономики было излишним и удлинило рецессию. Он был также обеспокоен тем, как экономическая власть перешла к никем не избранным органам – то ли к центральным банкирам ЕЦБ, то ли к бюрократам в Брюсселе то ли к МВФ, который в будущем будет рассуждать о налогово-бюджетной политике проблемных стран ЕС. Те, у кого власть, должны быть демократически ответственны, он считал.

Многие из «решений» для кризиса еврозоны либо включают ослабление демократии, либо навязывание политики и то и то избиратели не любят. Даже идея демократического союза профессора Симмса сталкивается с немедленным неодобрением потому как избиратели, кажется, хотят вернуть больше власти на местный уровень, а не отправлять ее в Брюссель. Идеализированный банковский союз, в рамках которого вклады гарантированы налогоплательщиками еврозоны это еще одна проблема, хотят ли немецкие избиратели действительно стоять за итальянскими банками? И захотят ли итальянские избиратели повысить степень внешнего контроля их банковской системы, которая потребовалась бы для гарантии политически приемлемости в странах-кредиторах? Подъем популистских партий в Европе, безусловно, вызван чувством того, что у элиты было много умных, технократических планов, которые, оказалось, были катастрофическими.

Проблема распределения дефицитных ресурсов является тем, с чем демократические страны борются на национальном уровне, особенно в эпоху мобильного капитала. Каков уровень налогообложения, который будет максимизировать доход, не сдерживая предприятие или не побуждать богатых уезжать за рубеж? Это еще сложнее на международном уровне, где участвуют различные избиратели.

Более широкий вопрос, совместима ли демократия с экономической эффективностью. "Мы можем иметь демократический контроль, но это сделает нас более слабыми, чем мы могли бы быть, речь идет не о том, что страны могут накапливать чрезмерные долги, но и том, что они могут решить ограничить долгосрочные проекты (инфраструктура или образование, например) в пользу краткосрочных расходов. От чего бы вы предпочли отказаться – от демократии или эффективности? Возможно ли, что избиратели будут соблазнены авторитарными лидерами (например, Путиным), которые обещают процветание без всей демократической мишуры? Будем надеяться, нет", - сказал в заключении профессор Де Гофф.


Материалы по теме

Обсуждение и отзывы (0)